Главная » Статьи » Переводы

Футбольное насилие в Европе - Введение
Футбольное хулиганство, когда-то известное как «британская болезнь», многие годы было предметом интереса по всей Европе – особенно в Германии, Голландии, Италии и Бельгии – где им интересовались не меньше, чем в Великобритании. Крупные беспорядки во время футбольных матчей также были отмечены в Греции, Чехии, Дании и Австрии. Недавние дебаты в Европейском Парламенте и на уровне национальных правительств многих стран-членов ЕС, обнаружили растущее разочарование нашей очевидной неспособностью обуздать или переориентировать анти-социальное поведение немногочисленной части футбольных болельщиков, создающей проблемы. Призрак 38 фанатов Ювентуса погибших на Эйзельском стадионе (http://ru.wikipedia.org/wiki/Эйзельская_трагедия) преследует любые дискуссии о причинах и способах устранения футбольного насилия.

Популярные СМИ Британии со своей не имеющей аналогов склонностью к истерии и сенсационализму, затеяли настоящую войну с «безмозглыми головорезами» и «подонками» заполнявшими трибуны с середины 60-ых годов – приберегая свои самые едкие комментарии для отчетов о происшествиях с участием английских фанатов за пределами страны. Когда «очевидных» причин, объясняющих насилие уже не оставалось, - в ход шло «пьянство», то есть простое потребление алкоголя – наиболее банальное объяснение большинства социальных болезней.

С конца шестидесятых годов, социологи тоже предлагали свои объяснения футбольного хулиганства, среди которых были глобальные социо-политические изменения, загрязнение свинцовыми выбросами и нехватка цинка. Эта сфера деятельности, в очередной раз была монополизирована Британией, где почти каждый Университет имел как минимум одного аспиранта, пишущего диссертацию по данной проблеме. Университет Лестера (Leicester University) создал целый центр по исследованию футбольных фанатов. Примеру лестерского университета (De Montfort) вскоре последовал Манчестер. Ученые другие европейских стран (особенно итальянские и голландские) присоединились к дискуссии на теоретическом уровне в конце семидесятых. С поступательным распространением субкультуры футбольного фанатизма и его агрессивных проявлений по всей Европе, интерес европейских исследователей сфокусировался на поведении фанатов своих стран вкупе с чисто теоретическим подходом.

Последние исследования по футбольному насилию большей частью проводятся в Европе, доказательством чему служит количество конференций в Англии и Италии, а также число серьезных публикаций за последние несколько лет Несмотря на рост популярности темы, консенсус относительно истоков проблемы и путей её решения не найден ни в одной стране. В некоторых случая они вызывают состояние дежа-вю, напоминая методы, принятые еще в шестидесятых годах и, немного переработанные, примененные, скажем, в Дженоа (Genoa) девяностых. Очевидные провалы некоторых теоретических подходов в свою очередь заставляют исследователей возвращаться к более простым концепциям – некоторые предлагают запретить продажу алкоголя в качестве панацеи (в первую очередь в Великобритании), несмотря даже на то, что проведенные исследования так и не доказали что его потребление является сколько-нибудь значимым фактором.

Конечно, в какой-то степени, футбольное насилие стало реже проявляться в большинстве европейских стран последние пять лет, особенно в Англии. Возвращение английских клубов [см. выше Последствия Эйзельской Трагедии] в европейские соревнования ознаменовало несколько вспышек насилия между английскими фанатами и их противниками, но все это ни шло ни в какое сравнение с тем, что было в 80-ых. Даже недавний Евро-96, несмотря на апокалиптические предсказания перед играми в СМИ, прошел в с незначительным числом инцидентов. Особняком стоит столкновение между английскими фанатами и полицией на Трафальгарской Площади (Trafalgar Square), последовавшее после проигранного англичанами по пенальти полуфинала с немцами.

Этот спад, тем не менее, практически не отразился на количестве работ, изучающих футбольное насилие. Судя по количеству свежих статей, книг и проводящихся конференций, тема популярна как никогда, невзирая даже на то, что многие «ветераны» в этой области полагают, что ничего нового о футбольном хулиганстве уже нельзя сказать. Вопрос что именно подразумевается под футбольным хулиганством до сих пор остается без ответа. Стив Редхед (http://en.wikipedia.org/wiki/Steve_Redhead) из Манчестера, так комментировал это в 1991 году:

«Дискуссии о футбольном хулиганстве, похоже, расцвели пышным цветом, как только сам феномен стал исчезать из поля зрения общественности. По крайней мере, так в Британии, не знаю как в других странах Европы. Частично проблема состоит с том, что сложно точно определить что конкретно мы подразумеваем под этим неоднозначными словом «хулиганство», термином без конкретного значения, границы которого размыты многочисленными рассуждениями в этой области знаний»

Несмотря на непрекращающуюся деятельность, все еще не существует единого, повсеместно принятого определения футбольного хулиганства. Как не существует и полного обзора данной темы – всеобъемлющего пособия с вдумчивым анализом конкурирующих концепций и проявлений поддержки команды. Это становится очевидным для любого, кто решит углубиться в опубликованную по данной теме литературу. Больше времени в ней уделяется опровержению взглядов других «экспертов», а не разработке альтернативных объяснений. И зачастую, о чем пойдет речь в Третей Части, атмосфера здесь более напоминает те самые яростные столкновения враждующих футбольных фанатов, нежели спокойные, рассудительные, научные дебаты.

Вне этих споров, многие авторы пишут языком, преисполненным академического жаргона. Иногда, такие сочинения не просто непонятны, но скорее претенциозно глупы. Вот, для примера, введение Ричарда Гильянотти (Richard Giulianotti) из работы о шотландских футбольных фанатах:

«Дискурсивный raison d'être (http://en.wikipedia.org/wiki/Raison_d'être) этой работы должен быть ясен из заглавия. Концепция Фуко(Foucault's http://en.wikipedia.org/wiki/Michel_Foucault) (1977) об идентификации индивидуационной парадоксальной культуры (см. Abercrombie и др., 1986), где индивидуумы ощущают силу своей организации только за счет социального применения научного знания для своего надзора и контроля (см. Паноптицизм), полностью здесь поддерживается. На самом деле, эта работа сама попала в ловушку «лицемерия» ('bad faith') репродуцирования этой дискурсивной классификации научной воли к истине (power-knowledge)»

Цели данной работы

Основной целью данного доклада является представление чистого, беспристрастного, но в то же время критического анализа литературы о футбольном насилии в Европе. Мы попытались сделать это, отойдя от привилегированных кругов, отдельных лиц и исследовательских групп, от которых эта литература и берет свое начало, оценивая работы через имеющиеся факты, актуальные для современной ситуации в Европе. Временами такая беспристрастность казалась серьезной проблемой, особенно учитывая тот факт, что один из авторов этой работы выпустил в конце 70-ых значительный труд о футбольном хулиганстве. В соответствие с упомянутой традицией, он был основательно раскритикован многими их упомянутых здесь авторов. Тем не менее, данная работа – плод коллективных усилий, и мы заявляем, что паритет был сохранен. А привлечение ряда коллег и консультантов со всей Европы только добавили ей объективности.

Второй целью данной работы была оценка и проверка современных подходов к борьбе с футбольным хулиганством. С этой целью мы рассмотрели правительственные и полицейские инициативы, директивы и рекомендации, предложения организаций, представляющих болельщиков, а также различные программы самих футбольных клубов. Кроме того, мы пристально изучили последние предложения, исходящие от Европейского Парламента. Однако, нужно сказать, что подготовка и этой части работы не обошлась без трудностей. Многие из существующих проектов слишком малозначительны и не освещались широко. Некоторые, целиком сосредоточены на ограничениях, таких как запрет на перемещения, алкоголь и т.п.

Они, временно сдерживая некоторую часть насилия, совсем не влияют на глубинные причины футбольного хулиганства, и, в некоторых случаях, ведут к трагическим последствиям. Смерти фанатов в Хиллсборо (http://en.wikipedia.org/wiki/Hillsborough_disaster) (Hillsborough), например, были прямым следствием введения в Британии заграждений, предназначенных для исключения возможности проникновения болельщиков на поле. В соответствие с докладом Тейлора (http://en.wikipedia.org/wiki/Taylor_Report) (см. Восьмую Часть), сейчас они убраны, без какого-либо видимого увеличения количества беспорядков на матчах.

Последняя часть работы, специально останавливается на роли алкоголя в футбольном насилии. Это была наиболее сложная часть исследования, поскольку научных работ в этом направлении очень мало. Британские СМИ единогласно связывают бóльшую часть футбольного насилия с чрезмерным потреблением алкоголя – точка зрения, берущая начало от множества официальных отчетов о данной проблеме – при отсутствии систематического изучения вопроса потребления алкоголя на футбольных матчах или перед ними. В других странах Европы, особенно в Италии, такой интерес к алкоголю кажется вообще непонятным, что подтвердило наше собственное исследование четыре года назад. Несмотря на недостаток данных и единодушия во мнениях в Европе, последние резолюции Европейского Парламента, продвигаемые Германией и Англией, призывают к повсеместному запрещению алкоголя на футбольных играх. Исследователи в этой области (такие как Джон Уильямс (John Williams) с коллегами) поддерживают такие шаги, не взирая даже на то, что их работы вообще никак не касаются вопроса алкоголя и не дают никаких фактов о его роли как причины беспорядков.

В Восьмой Части мы высказываем мнение, что среди тех, кто пытается изменить или взять под контроль поведение футбольных фанатов, в настоящее время четко прослеживается чувство разочарования. Несмотря на некоторое снижение уровня футбольного хулиганства в последние годы, сам феномен не собирается никуда исчезать. В этой ситуации, когда многие инициативы, похоже, терпят крах, есть сильное «искушение» вернуться к более популистским мерам. В то время как в Голландии, Бельгии и Германии действует несколько довольно прогрессивных, «либеральных» схем по переориентированию энергии молодых футбольных фанатов, в других странах Европы политика привлечения большего числа полиции на матчи, ограничения передвижения и жесткие наказания нарушителям, остаются обычным делом. Мы полагаем, что запрещение алкоголя в этом контексте видится как еще одно проявление философии «давайте еще что-нибудь сделаем, чтоб было заметно» ('let's be seen to be doing something').

При подготовке данной работы, мы провели обширное исследование библиотек, используя он-лайн базы данных, электронный доступ к университетским библиотекам по всей Европе, а также имеющие отношение к теме интернет-сайты. Бодлианская Библиотека (http://en.wikipedia.org/wiki/Bodleian_Library) Оксфорда стала источником полнотекстовых журнальных статей и переизданий. Также мы получали материал непосредственно от ученых-социологов из многих стран, интересовались мнением футбольных ассоциаций, ассоциаций болельщиков, групп Европейского Парламента и многих других, имеющих интерес к данной проблеме. Две важных конференции непосредственно перед Евро-96 были особенно полезны, позволив сделать наш обзор полностью актуальным, за счет представление еще нигде не публиковавшихся материалов.

Благодарности

См. ссылку на оригинал.
Категория: Переводы | Добавил: Капитан_Пронин (03.07.2013)
Просмотров: 2286 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar